30% мясных хозяйств Казахстана перестали функционировать из-за убыточности

Поголовье скота сокращается в Казахстане слишком быстрыми темпами. Животноводы с опытом говорят, что к осени ситуация усугубится. Причин тому несколько: пандемия, спецоперация России, экспортные ограничения в Казахстане и ящур, передают «АПК Новости».
 
«Берик Куанышев занимается животноводством не первый год, он уверен, что есть четыре фактора, которые пагубно влияют на мясной бизнес и фермерские хозяйства в последние три-четыре года. Это пандемия, спецоперация, экспортное ограничение на мясную продукцию и живой скот и ящур. По его словам, 30% мясных хозяйств за последние годы уже закрылись», - сообщает dairynews.today со ссылкой на agbz.kz.

— В стране была хорошая госпомощь. Мы опережали всегда Россию, Узбекистан, Киргизию, Таджикистан по правилам субсидирования. Но, как правило, Россия позже начинает и уходит вперед, легко нас догоняет и обгоняет по государственной помощи. Узбекистан вообще практически никакой господдержки не оказывает, но в то же время открывает все рынки сбыта по экспорту и импорту, дает людям работать, торговать, зарабатывать. Малый и средний бизнес хорошо развивается, покупают у нас дорогое сырье, перевозят к себе, перерабатывают и в тоже время экспортируют готовую продукцию, в том числе и в Казахстан. Мы же пытаемся что-то сделать, но пока у нас особо не получается. Беларусь максимально хорошо использует Таможенный Союз и отлично экспортирует свою молочную и мясную продукцию, да и вообще продукты сельхозтоваропроизводителей, — сообщил фермер.
 
Сельхозпроизводитель считает, что нужно прийти к следующему варианту. Имея 100 коров, получая приплод (50% телочек и 50% бычков) и выгодно продав своих бычков, фермер начнет развивать маточное поголовье. То есть из молодняка будет увеличивать численность коров, благодаря вырученным за бычков средствам.
 
— Но мы идем к тому, что пока фермер не может продать выгодно, поэтому поголовье скота сокращается. И боюсь, что осенью, в связи с нехваткой кормов, будет сброс живого скота на мясокомбинаты. Получится выброс большого количества мяса, что, естественно, с одной стороны, приведет к низкой цене и будет выгодно населению, но, с другой стороны, это будет кратковременное удовольствие. В последующем цена на мясную продукцию только вырастет, так как мы свое маточное поголовье будем восстанавливать слишком долго, — объяснил Берик Куанышев.
 
Еще одним немаловажным фактором, который тормозит развитие мясной отрасти, являются ограничения на экспорт живого скота, которые значительно сказываются на фермерах.
 
— Дали разрешение на экспорт живого скота до 200 бычков каждому хозяйству. Самую выгодную цену предлагает пока Узбекистан. Но, чтобы экспортировать туда эти 200 голов, необходимо построить дополнительную инфраструктуру (сооружения, карантинные площадки), понести большие затраты и пройти аккредитацию. Чтобы экспортировать 200 бычков, необходимо минимум 60-70 миллионов вложить, и при этом, возможно, хозяйство еще и не пройдет. Получается, овчинка выделки не стоит. Фактически у нас экспорт разрешен, но на деле он не работает, — рассказал Берик Куанышев.
 
Фермер отметил, что по отчетам страна стопроцентно обеспечивает себя мясной продукцией, но почему тогда государство не способствуют экспорту?
 
— Если Минсельхоз пока не может провести аккредитацию, помочь мясокомбинатам выйти на внешние рынки, то мясокомбинаты должны прекратить выживать за счет фермеров. На сегодняшний день получается именно так, все зарабатывают за счет мяса. Мясокомбинаты, как показывает мировая практика, должны зарабатывать за счет сбоя (все продукты убоя, кроме мяса, шкуры и крови – прим. ред.), а фермер должен зарабатывать, выполняя всю тяжелую работу, — убежден животновод.
 
Поэтому сейчас им не выгодно продавать свою мясную продукцию на местный рынок ниже себестоимости, ведь за это время все подорожало, плюс ко всему повлияла инфляция. Но так как другого выхода у них нет, приходится работать внутри рынка и это ведет к тому, по мнению собеседника, что скоро закроется еще больше фермерских хозяйств. Чтобы не довести свое дело до банкротства, приходится искать партнеров.
 
— Нам, по сути, необходимо выходить в море, в океан, а не купаться у нас здесь в речке, то есть выходить на экспортные рынки. Самый большой потенциал у экспорта в Китай, — подчеркнул Берик.
 
Как рассказал фермер, в 2019 году аккредитовали в Китай пять мясокомбинатов по баранине и четыре по говядине. Фактически работали три по говядине, и это было выгодно как для мясокомбинатов, так и для фермеров. Была стопроцентная предоплата и хорошая цена, сразу же рассчитывались с фермером при закупе скота.
 
— Мясную продукцию забирал Китай сразу, самовывозом. Мы должны были пройти стадии: заморозка, потом охлажденка, третья — продавать сбой. И вот здесь мы остановились только на первой ступеньке — это экспорт мясной продукции в виде заморозки говядины. Россия и Беларусь, в отличие от Казахстана, позже начали работать с Китаем, но на сегодняшний день в 5-6 раз увеличили экспорт мясной продукции. Сначала поставляли заморозку, сейчас начали охлажденное мясо и сбой. Самый большой доход мясокомбинат получает за счет реализации сбоя, — поделился информацией фермер.
 
По его словам, Россия и Беларусь продают в Китай независимо от того, была пандемия или не было, продавали и продают говядину, свинину, курицу, всю мясную продукцию и хорошо зарабатывают, пока казахстанские фермеры стоят, не развиваются и не могут продать свое мясо.
 
— Если проанализировать таможенные документы, декларации, то мы видим, что на сегодняшний день с 2019, с 2020 года Россия и Беларусь, не останавливаясь, продают мясо. У нас же ввели карантинные ограничения в период пандемии и по сегодняшний день мы не можем поставлять туда мясную продукцию, хотя белорусское, и российское мясо полностью идет в Китай транзитом через Казахстан. При этом они хорошо зарабатывают, мы же не зарабатываем, а сидим и молча наблюдаем, — объяснил Берик.
 
Сейчас более 40 мясокомбинатов находятся в списках Министерства сельского хозяйства на аккредитацию в Китай. Если хотя бы 10 мясокомбинатов прошли бы аккредитацию, то это помогло бы мясокомбинатам и фермерским хозяйствам, но пока прогресса нет.
 
— Мы сидим и только работаем либо в ноль, либо в минус. Конечно, нужно поддерживать местный рынок и для этого есть законные пути выхода из ситуации. Такие как форвардный закуп через местные исполнительные органы. Акиматы областей закупают по предоплате растениеводческую продукцию, оплачивают осенью и уже с осени до весны следующего года получают сельхозпродукцию, — рассказал собеседник.
 
По его словам, местные акиматы хорошо работают только по продукции растениеводства, но по мясу фактически не работают вовсе.
 
По его мнению, такой вариант был бы выгоден фермерам, если бы поддержали весной и выделили деньги на закуп скота. Фермер бы выпустил животных на жайляу до осени, откормил, чтобы было меньше затрат и была прибыль, далее по льготной цене поставлял бы на местный рынок мясную продукцию с осени по весну, как раз в период дефицита.
 
— Почему-то мы одну руку обрубаем — не даем развиваться экспорту, не поддерживаем ни мясокомбинаты, ни фермеров. С другой стороны, местный рынок — другую руку — мы тоже обрубаем, практически нет финансирования по местному рынку. Я так считаю, что нужно отрабатывать в тандеме с китайской стороной Министерству сельского хозяйства и комитету ветеринарии. Необходимо приглашать китайскую делегацию, проводить аккредитацию, буквально брать наши мясокомбинаты за ручку и вести, если необходимо. Хотя они сами хотят идти в Китай, но не могут без аккредитации. Если это произойдет, тогда выиграет и мясокомбинат, и фермер. А так получается, что один выживает за счет другого, как «битый небитого везет», — поделился мнением собеседник.
 
Если поставлять мясокомбинату скот, то он всегда теряет от 10 до 15% веса. Предприятие смотрит на категорийность, массу туши, и оценивает примерно 2000 тенге за килограмм мяса.
 
— Если говорить об экспорте, то, например, бизнесмены Узбекистана, приезжающие в Казахстан, покупают по 1300 тенге самовывозом за килограмм живого веса. 1300 тенге у нас в живом весе — это значит 50% выхода мяса, это значит цена 2600 тенге. То есть 2600 и 2000 уже разница есть. Максимальная прибыль как раз в этой разнице. Это уже разбег, примерно 25-30% от местной стоимости, — объяснил Берик Куанышев.
 
Что касается сбыта мяса в родном регионе, то для этого есть широко разрекламированный областными властями фермерский рынок. Там фермерам якобы предлагают выгодные условия для торговли, а жителям низкие цены.
 
— Бывали на этом рынке, но опять же все упирается в форвардный закуп. Кому-то выгодно стоять и продавать небольшую часть, но хотелось бы работать в большом объеме. Если у нас нет экспортного рынка, то, чтобы поддержать местный, должен быть форвардный закуп на тех же условиях, что у растениеводов. Как я понимаю, все видят, что мясной бизнес пока еще не выгоден для всех, он убыточен, никто не хочет даже его экономически поддерживать форвардным закупом, — рассказал животновод.
 
Также фермер поделился опытом региональных животноводов в работе с зарубежными покупателями.
 
— Если мы берем ОАЭ, то экспорт мясной продукции идет таким образом: мы должны сами купить, откормить и забить. Это будет баранина или говядина, отправить за свой счет в Эмираты, через 10 дней, продав наше мясо, партнеры отправляют уже оплату к нам в Казахстан. Арабы просят скот по половозрастным категориям, если это барашек от 12 килограммов, но не больше 18 килограммов, он должен быть не старше, к примеру, полутора лет. По говядине также ограничение: бычки от 12 до 18 месяцев, если это телочка, то она должна быть ни разу не телившаяся. Иран брал самовывозом и давал 70% предоплаты, но он тоже далеко находится, и это все закладывается в цену мяса, логистику никто не отменял, — сообщил Берик.
 
Что касается Китая, самого привлекательного покупателя на сегодняшний день, то он находится рядом и логистика оценивается буквально от 10 до 20 центов на килограмм мяса. Стопроцентные самовывоз и предоплата, забирает первую и вторую категорию, да и практически все остальное.
 
— Китай — самый выгодный для нас импортер, и это неограниченный рынок сбыта с хорошей ценой, поэтому необходимо, чтобы Министерство сельского хозяйства и комитет ветеринарии помогли пройти аккредитацию. Да, бизнес должен сам находить рынки сбыта, и мы видим выгодные позиции, в какое государство продать и как будет выгоднее логистически. Но не можем сами туда пробиться, потому что такой вопрос нужно решать на уровне государства, чтобы для нас открылись мясные рынки, — подытожил Куанышев.
 
Между тем, казахстанские мясокомбинаты ищут мясо по всей стране. К примеру, костанайская компания Beef export group провела встречи с фермерами ряда областей. Чтобы заинтересовать животноводов, компания предлагает бесплатную транспортировку до мясокомбината, возмещение расходов на дорогу. Однако, несмотря на это, фермеров не устраивает цена.
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Добавить комментарий

Отправить комментарий
Rustam
09.06.2024
И, что теперь, мясокомбинаты не выгодно строить?
Базылбек Жармухамедов
10.06.2023
Берик Куанышев говорит то что сказали бы болщенство животноводов, но к сожалению в МСХ работают одни бюрократы.
Комментарии
И, что теперь, мясокомбинаты не выгодно строить?
Ишу инвестора для развития растениеводства, животноводства в мясном направлении и овощеводства большие возможности, огромные площади пастбищ, орошаемые земли, большой запас подземных и речных вод ,на взаимовыгодных условиях Северо Казахстанская область ватсап87055815836
Қамыс бар үлкен обиомда алам деген адам хабарласын 87078444403
Чтобы что-то изучать, для начало надо собрать ранее сделанные открытия и результаты исследования, в рамках закона об авторских и смежных прав получить патенты или же согласие патентообладателей. Все не так просто.
Откуда там ученые коневоды? Чтобы создать научную базу, нужна как минимум генетическая лаборатория, оборудования для криоконсервации племенного материала. Надо будет выявить референтную популяцию, сделав генетические исследования животных. Кто этим всем будет заниматься? По кормопроизводству тоже самое, откуда сорта, и чьи они по патенту? В стране то нет ученых с достойным именем. На сцене одни кабинетные сказочники.
У италиаянцев желание то есть, а есть ли требуемое сырье? Пройзводство сыров требует качественное молоко.
Все правильно пишет Нурлан, нужно как можно быстрее переходить на цифровой формат! Сделать принцип одного окна, или же "слизать" у банков программу подачи заявки (с личного кабинета, с помощью цифровой подписи, где автоматом предоставляется вся информация о хозяйстве, площади, какие культуры когда сеяли, какая урожайность, какая техника, какие активы, бух и фин отчетность и т.д., кредитная история с 1 кредитного бюро), и на основании этого фин институт принимает решение о одобрении или не одобрении, или предлагает альтернативное предложение другую сумму. А то наши крестьяне начиная с зимы, занимаются поездками в обл центр по многу раз (за каждой бумажкой извините), про которую почему-то до этого момента не знал ни заявитель, ни менеджер)), и в итоге в лучшем случае получает одобрение например Продкорпорации, ......и начинается обивание порогов Гарантии СПК области!!!, спрашивается, на что тогда одобрение той структуры, если тем более они являются друг другу дочками??? В итоге конец мая, а многие ещё "Первый уровень" не прошли!!! Это же не шутки!!!, это продовольственная безопасность страны!!!, ни больше, ни меньше!!!
Рыхлить землю и сеять. Вся болтовня похожа на саботаж
Хлеб всему голову, все зависит от качества и районированные сорта пшеницы
«АПК Новости» - свежие новости и события, полезные статьи и аналитика агропромышленного комплекса Казахстана, ближнего и дальнего зарубежья.